«Неполная семья» — это клеймо?

0 / 5 (0 голосов)

Навешивание социальных ярлыков на семью, в которой ребенок живет только с одним родителем, — проблема, как ни странно, актуальная и сегодня. Сам по себе термин «неполная семья» предполагает дефицит, из которого естественным образом должны возникать сложности. Так ли это?

«Неполная семья» — это клеймо?

В областном центре Владимира прошел этап семейного забега «Кросс нации». Одна из участниц, Юлия Бражникова, бежала дистанцию с сыном и младшей сестрой. Их команда финишировала второй. Но ликование длилось недолго. Районные чиновники посчитали, что признавать победу нельзя, и дисквалифицировали участников. Основанием послужило их представление о том, что в семье обязательно должен быть отец (Юлия в разводе), а мать и ребенок семьей быть не могут.

В социальных сетях, как ни удивительно для интернета, кажется, впервые все говорящие сошлись во мнении, что это вопиющая несправедливость. Мы попросили нашего эксперта психолога Виту Малыгину посмотреть на ситуацию с профессиональной точки зрения. Почему в нашем обществе до сих пор так относятся к неполным семьям и можно ли это как-то изменить?

«Неполная семья» имеет право на счастье?

Сделаем, конечно, скидку на особенности мышления чиновников, которые приняли решение. Но это тот случай, когда оно вполне согласуется с пониманием, которое есть в обществе. Считается, что семья, в которой нет мужчины, мужа, отца, — как бы не совсем семья, неполноценная. Мы всегда внутренне готовы объяснить проблемы человека (например, пьянство, инфантильность, нерешительность, неудачи в отношениях, карьере) отсутствием в семье одного из родителей.

У нас придумали потрясающий термин для определения такой семьи: «неполная». В англоязычных странах подобные семьи называют «семьей с одним родителем».

Казалось бы: как ни назови, только в печку не ставь. А вот и нет — разница есть. Она тонкая, но существенная. Слова имеют силу. Термин «неполная семья» предполагает недостачу, которая влечет за собой проблемы.

Чаще в неполных семьях нет мужа/отца, реже — жены/матери

Но давайте посмотрим на реальность: по статистике половина семей в современном цивилизованном мире — это семьи с одним родителем. Они давно стали вариантом нормы. Хотела написать — современной нормы, а потом подумала про греческих богов и героев: много ли там «полных» семей? Потом — про судьбу русских крестьянских семей, в которых мужа-отца оправляли в солдаты. Потом — про семьи военных, про женщин-любовниц, горничных и проституток, у которых тоже рождались дети. Кто когда-нибудь подсчитывал, сколько на самом деле существовало неполных семей?

Но сейчас мы точно знаем: чаще в таких семьях нет мужа/отца, реже — жены/матери. Это официальные данные. Сколько женщин, принимавших участие в этих исследованиях, стараются улучшить социальное лицо и называют мужьями тех, кто выполняет мужнину/отцовскую роль на аутсорсинге, — нам неизвестно.

А сколько женщин продолжают поддерживать неудачный, иногда и опасный брак, искренне считая, что лучше опереться на жесткого, равнодушного, постылого, безответственного мужа/отца, чем на себя, нам тоже неизвестно. Перспектива оказаться среди потенциально «неблагополучных», не справившихся с задачами останавливает многих женщин от последнего шага в переходе из категории «полных» в категорию «неполных» семей, то есть неправильных, дефицитных, недодающих детям.

«Неполная семья» — это клеймо?

Даже многие психологи, мои коллеги, делают сочувствующее лицо, когда речь идет о семье с одним родителем. «Да-да, понимаем ваши проблемы, трудно детям без отца, вам трудно без мужа». И если современным «бабушкам на лавочке» качать головами в адрес женщин, «принесших в подоле», велят суровые патриархальные пережитки, то психологам чтить отца и видеть в нем главный двигатель развития завещали отцы-основатели: Фрейд, Юнг, Лакан.

А женщине не трудно. Она прекрасно справляется и с работой, и с детьми, и со своей жизнью в целом. Но когда ей разными способами намекают, что с ней не все ладно, она начинает чувствовать, что должно быть трудно! Она должна найти детям отца! В доме должен быть мужчина, иначе дети вырастут не такими! Вот тут остановимся. Потому что они и правда, скорее всего, будут не такими. Но какими?

Если на секунду представить, что женщины перестали чувствовать себя «неполными» в «неполных» семьях. И весь комплекс горьких эмоций, которые современные матери переживают, подавая на развод или принимая решение не выходить замуж только для того, чтобы у детей был отец, ушел в прошлое. Если представить, что общество перестало стигматизировать семьи с одним родителем, обзывать их «неполными», матерей «одиночками» и «разведенками». Почувствуйте разницу с нейтральным «он разведен», никакого «разведеныша» наш язык не изобрел.

Никто не изучал, как чувствует себя человек, которого не сопровождает по жизни определение «безотцовщина»

Если представить, что общество признало норму — нормой и перестало искать в детях, воспитанных в таких семьях, дефекты. Если родитель был один, что «не такого» мы пытаемся найти в этих детях? Что произойдет, если перестанем списывать на «неполноту» семьи все проблемы, которые случаются у человека в жизни? И тут выясняется: никто до сих пор этого не делал, не смотрел непредвзято. Никто не изучал, как на самом деле чувствует себя человек, которого не сопровождает по жизни определение «безотцовщина» и который не считает, что его матери не повезло, потому что она живет без мужчины.

Одно очевидно: и мальчики, и девочки вырастают немного другими. Будет ли это «другое» слабостями или недостатками? Проблема ли, что мальчики становятся более чувствительными, тонкими, привыкают к тому, что нет «мужской» и «женской» работы? Проблема ли, что девочки вырастают более избирательными в отношениях, ценят чувства, потому что заработать денег, починить розетку и достать чемодан с высокой полки могут и сами?

Семья с одним родителем — полная, полноценная, просто немного другая. Стигматизация такой семьи, навязывание ей «трудностей» — вот настоящая проблема и препятствие к тому, чтобы и взрослые, и дети чувствовали себя счастливыми и полноценными.

«Неполная семья» — это клеймо?

Об авторе

Вита Малыгина — практикующий психолог, психодраматерапевт.

Источник: psychologies.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × четыре =

2 × 4 =